Эмерсон
Цитаты, афоризмы, изречения - Соединенные Штаты Америки

Эмерсон опубликовал «Очерки» на общественные и эс¬тетические темы, а в 1847 г. вышел его первый поэтический сборник. Взгляды Эмерсона на историю и роль выдающихся личностей наиболее ярко вы¬ражены в его книге «Представители человечества» (1850) — сборнике биографий Э. Э. Сведенборга, М. Монтеня, В. Шекспира, Наполеона Бонапарта и И. В. Гете, этические и эстетические идеи которых, будучи отражением свое¬го времени, восходили, по мысли Эмерсона, к Платону.
В последний период своей жизни Эмерсон обратился к изучению совре¬менной ему жизни, написав книги «Общество и одиночество» (1870) и «Литература и общественные задачи» (1876), привлекшие весьма благосклонное внимание Л. Н. Толстого.
Умер в городе Конкорде, штат Массачусетс.


Великие деяния показывают, что вселенная принадлежит каждому че¬ловеку, живущему в ней.

Великие люди примечательны больше своим размахом и широтой, чем оригинальностью.

Величайшая почесть, которую можно оказать истине, — это руковод¬ствоваться ею.

 Вера состоит в признании доводов души; неверие — в их отрицании.

В конечном счете любовь не что иное, как отражение в людях собствен¬ных достоинств человека.

 В молодости мы бываем реформаторами, в старости — консерваторами. Консерватор ищет благосостояния, реформатор — справедливости и истины.

Во всяком творении гения мы узнаем собственные отвергнутые мысли.

В сумасбродстве есть надежда, в заурядности — никакой.

 Дети героя далеко не всегда бывают героями; еще менее вероятно, что героями будут внуки.

 Если хочешь, чтобы тебя любили, учись чувству меры.

Жизнь — это вечность в миниатюре.

 Знание существует для того, чтобы его распространять.

 Истинный показатель цивилизации — не уровень богатства и образова¬ния, не величина городов, не обилие урожая, а облик человека, воспи¬тываемого страной.

 Картины не должны быть слишком картинными.

 Когда глаза говорят одно, а язык другое, опытный человек больше ве¬рит первым.

 Культура и внешний лоск — совершенно разные вещи.

 Любимцы общества те, кого называют душа-человек, — это люди, ли¬шенные стеснительного эгоизма: где бы они ни оказались, они не ис¬пытывают неудобства и помогают не испытывать его всем прочим.

 Мудрый человек всегда на стороне тех, кто нападает на него; он заин¬тересован больше их в обнаружении своих слабостей.

Музыка побуждает нас красноречиво мыслить.

 Музыка показывает человеку те возможности величия, которые есть в его душе.

Мы находим в жизни только то, что сами вкладываем в нее.

Мы просим себе долгой жизни, а между тем значение имеют только глубина жизни и ее высокие мгновения. Будем же измерять время ме¬рой духовной!

 Мысль — цветок, слово — завязь, деяние — плод.

Награда за доброе дело — в самом его свершении.

 Наука не знает, чем она обязана воображению.

Наша черствость, наш эгоизм побуждают нас с завистью взирать на природу, но она сама будет завидовать нам, когда мы оправимся от не¬дугов.

Ничего великого никогда не было достигнуто без энтузиазма.

 Ничто не прощают так неохотно, как различие мнений.

Нравственное воздействие природы на любого человека измеряется правдой, которую она ему открыла.

Подлинного гения вы можете узнать по тому, что все тупицы при его появлении устраивают заговор против него.

Пока человек остается верен самому себе, все играет ему на руку — правительство, общество и даже солнце, луна и звезды.

Природа — вечно изменчивое облако; никогда не оставаясь одной и той же, она всегда остается сама собой.

Природа не терпит неточностей и не прощает ошибок.

 Природу нельзя застигнуть неряшливой и полураздетой, она всегда пре¬красна.

 Прошлое предназначено служить нам, но завладеть им мы можем только при условии его подчинения настоящему.

Радость духа есть признак его силы.

 Самая возвышенная истина завтра, в свете новой мысли, может пока¬заться тривиальной.

Секрет успеха в обществе прост: нужна известная сердечность, нужно расположение к другим.

Секрет успешного воспитания лежит в уважении к ученику.

 Сколько в человеке доброты, столько в нем и жизни.

 Слишком близкое сходство с жизнью убийственно для искусства.

 Способность видеть чудесное в обыкновенном — неизменный признак мудрости.

 Существующий мир — не фантазия. Нельзя безнаказанно относиться к нему как к фантазии.

Только то поэзия, что делает меня чище и мужественнее.

У человечества, как и у отдельного человека, с каждым возрастом при¬ходят свои болезни.

Хорошие манеры состоят из мелких самопожертвований.

 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru