sape
Отборные уст.
Бэкон Фрэнсис (1561 — 1626).
Цитаты, афоризмы, изречения - Англия

 

Бэкон Фрэнсис (1561 — 1626).

 

Родился в Лондоне в семье советника английской королевы Елизаветы I, одного из выдающихся юристов своего времени. Его дед служил управляющим овцеводческим поместьем у крупного помещика, а отец стал лордом — хранителем королевской печати, имея титул виконта и заседая в палате лордов. Фрэнсис окончил Кембриджский университет, затем выполнял дипломатические поручения в Париже, служил адвокатом в Лондоне, избирался членом палаты общин, где был лидером оппозиции. После смерти старшего брата Фрэнсис получил место лорда- канцлера при короле Якове I и титул барона Верулама и виконта Сент-Аль-бана.

Несмотря на большую занятость государственными делами, в 1620 г. он написал «Новый органон» — основную часть философского трактата «Великое восстановление наук», основной идеей которого были неостанови- мость и беспредельность человеческого прогресса и восхваление человека — главной силы этого процесса. Бэкон относил историю к сфере памяти, поэзию — к сфере воображения и философию — к сфере разума. Эти постулаты легли в основу Энциклопедии Дидро и французских просветителей.

В области художественного творчества Бэкон считал своим учителем Мишеля Монтеня. С 1597 по 1625 г. он издавал свой сборник «Опыты, или Наставления нравственные и политические». Там собраны мысли и афоризмы Бэкона: «Об истине», «О смерти», «О богатстве», «О счастье», «О красоте», «О занятиях науками», «О муже», «О суеверии» и т. п.

Кроме этого он оставил сборник эссе «О мудрости древних» и незавершенный утопический роман «Новая Атлантида» (1623—1624), где предсказывал появление подводных лодок и самолетов; передачу звука и света на расстояние, целенаправленное изменение климата, проникновение в секреты долголетия.

Оставленные им произведения содержат немало мудрых мыслей, афоризмов и достойных изречений.

Умер в Лондоне.

 

...Афоризмы служат отнюдь не только для развлечения или украшения речи; они, безусловно, важны и полезны в деловой жизни и в гражданской практике.

Бессмертие животных — в потомстве, человека же — в славе, заслугах и деяниях.

Будь хотя бы сам честен настолько, чтобы не лгать другим.

Бывает, что человек отлично тасует карты, а играть толком не умеет.

Ветхий Завет считает благом процветание, Новый Завет — напасти.

В жизни — как в пути: самая короткая дорога обычно самая грязная, да и длинная не многим чище.

В каждом человеке природа всходит либо злаками, либо сорной травою; пусть же он своевременно поливает первое и истребляет второе.

Во все века естественная философия встречала докучливого и тягостного противника, а именно суеверие и слепое, неумеренное религиозное рвение.

Возможность украсть создает вора.

Врожденные дарования подобны диким растениям и нуждаются в вы-ращивании с помощью ученых занятий.

Всякая нагота оскорбительна, даже нагота души. Скрытность удерживает других на расстоянии от нас и охраняет нас. Это ширма, защищающая наши намерения.

Всякий, кто любит одиночество, либо — дикий зверь, либо — Господь Бог.

Выбрать время — значит сберечь время, а что сделано несвоевременно, сделано понапрасну.

Гений, ум и дух нации обнаруживаются в ее пословицах.

Деньги как навоз: если их не разбрасывать, то от них будет мало толку.

Дети делают труд радостным, но неудачи кажутся из-за них более огор-чительными; благодаря детям жизнь кажется более приятной, а смерть — менее страшной.

Длинные речи способствуют делу настолько же, насколько платье со шлейфом помогает ходьбе.

4724.     Добродетель и мудрость без знания правил поведения подобны иностранным языкам, потому что их в таком случае обычно не понимают.

Должно стремиться к знанию не ради споров, не для презрения других, не ради выгоды, славы, власти или других целей, а ради того, чтобы быть полезным в жизни.

Дружба удваивает радости и сокращает наполовину горести.

Друзья — воры времени.

Если бы наука сама по себе не приносила никакой практической пользы, то и тогда нельзя было бы назвать ее бесполезной, лишь бы только она изощряла ум и заводила в нем порядок.

Если проявлять слишком большие старания в манерах, то они потеряют свое изящество, которое должно быть естественным и непринужденным.

Есть и у науки младенчество, когда она только еще лепечет; затем юность, когда она бывает цветущей и пышной; далее зрелость, когда она становится серьезной и немногословной; и наконец, старость, когда она дряхлеет.

Есть книги, которые надо только отведать, есть такие, которые лучше всего проглотить, и лишь немногие стоит разжевать и переварить; иначе говоря, одни книги следует прочесть лишь частично, другие — без особого прилежания и лишь немногие — целиком и внимательно.

Жаден человеческий разум. Он не может ни остановиться, ни пребывать в покое, а порывается все дальше.

Жена и дети учат человечности; холостяки же мрачны и суровы.

Заметьте... как мало действует приближение смерти на сильных духом, ибо каждый из них до конца остается самим собой.

Знание есть сила, сила есть знание.

Из всех добродетелей и достоинств души величайшее достоинство — доброта.

Истина есть дочь времени, а не авторитета.

Истинная дружба крайне редка в этом мире, в особенности между равными; а между тем она более всего прославлялась. Если такая высокая дружба существует, то только между высшим и низшим, потому что благосостояние одного зависит от другого.

Истинная и законная цель всех наук состоит в том, чтоб наделять жизнь человеческую новыми изобретениями и богатствами.

Книги — корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению.

Ковыляющий по прямой дороге опередит бегущего, который сбился с пути.

Когда имеешь дело с постоянно хитрящими людьми, надо всегда не упускать из виду их целей. С такими лучше говорить мало и говорить такое, чего они менее всего ожидают.

К памяти предшественника будь справедлив и почтителен, ибо иначе этот долг наверняка отдадут ему после тебя.

Красивое лицо является безмолвной рекомендацией.

Краска стыда — ливрея добродетели.

Кто ведает лишь свои дела, мало находит пищи для зависти.

Кто стремится занять почетное место среди людей способных, ставит себе трудную задачу, но всегда это на благо обществу; а вот кто замышляет быть единственной фигурой среди пешек, тот — позор для своего времени.

Кто чрезмерно чтит старину, становится в новое время посмешищем.

Лесть есть род дудки, которою приманивают птиц, подражая их голосу.

Лишь в сумраке жизни ярко сияет светило дружбы; блеск же счастья помрачает ее свет.

Ложь обличает слабую душу, беспомощный ум, порочный характер.

Манеры выказывают нравы, подобно тому как платье обнаруживает талию.

Многие идиоты и слабоумные появляются на свет от родителей, предававшихся пьянству.

Молчание — добродетель дураков.

Мы должны сохранить память не об одних только деяниях людей, но и об их словах... Настоящее хранилище этих слов, этих сказаний — это сборник речей, посланий и изречений.

Мысли философа — как звезды, они не дают света, потому что слишком возвышенны.

Надо не выдумывать, не измышлять, а искать, что творит и приносит природа.

Наука есть не что иное, как отображение действительности.

Невежды презирают науку, необразованные люди восхищаются ею, тогда как мудрецы пользуются ею.

Неизменно завистливы те, кто из прихоти и тщеславия желает преуспеть во всем сразу. У них всегда найдется кому позавидовать, ибо невозможно, чтобы многие хоть в чем-нибудь их не превосходили.

Нет ничего страшнее самого страха.

Никакая страсть так не околдовывает человека, как любовь или зависть.

Ничто, кроме смерти, не может примирить зависть с добродетелью.

Нужно остерегаться того, чтобы быть слишком изощренным в любезностях; ибо даже если у вас не будет других недостатков, ваши завистники, безусловно, припишут вам это в качестве недостатка в ущерб вашим другим более важным добродетелям.

Один несправедливый приговор влечет больше бедствия, чем многие преступления, совершенные частными людьми; последние портят только ручьи, только одинокие струи воды, тогда как несправедливый судья портит самый источник.

Осторожность в словах выше красноречия.

Поведение человека должно быть подобно его одежде: не слишком стеснять его и не быть слишком изысканной, но обеспечивать свободу движения и действий.

Правила поведения — это перевод добродетели на общедоступный язык.

Привычка всего прочнее, когда берет начало в юных годах; это называем мы воспитанием, которое есть, в сущности, не что иное, как рано сложившиеся привычки.

Природу побеждают, только повинуясь ее законам.

Процветание раскрывает наши пороки, а бедствия — наши добродетели.    ,              _

Самое лучшее из всех доказательств есть опыт.

Сам по себе муравей — существо мудрое, но саду он враг.

Сдержанность и уместность в разговорах стоят больше красноречия.

Семейные интересы почти всегда губят интересы общественные.

Сколько бы ни было родов государственного строя, для науки существует только один — таким всегда было и всегда останется свободное го-сударство.

Скромность по отношению к душе есть то же самое, что стыдливость по отношению к телу.

Скрытность — прибежище слабых.

Строгость рождает страх, но грубость рождает ненависть.

Судьи должны помнить, что их дело — истолковать закон, а не даро-вать его.

Супружеская любовь размножает человеческий род, дружеская — совершенствует его, а безнравственная — развращает и унижает.

Счастье продает нетерпеливым людям великое множество таких вешей, которые даром отдает терпеливым.

Тот. кто замышляет месть, растравляет свои раны, которые иначе уже давно бы исцелились и зажили. Поистине, совершая месть, человек становится вровень со своим врагом, а прощая врага, он превосходит его.

Тот, кто лишен искренних друзей, поистине одинок.

Тот, кто проявляет милость к врагу, отказывает в ней себе.

Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и легкость передвижения людей и товаров.

Тщеславные люди вызывают презрение мудрых, восторг у глупцов, яв-ляются идолами для паразитов и рабами собственных страстей.

Умение легко перейти от шутки к серьезному и от серьезного к шутке требует большего таланта, чем обыкновенно думают. Нередко шутка слу-жит проводником такой истины, которая не достигла бы цели без ее помощи.

Умеющий молчать слышит много признаний; ибо кто же откроется болтуну и сплетнику.

Ученость сама по себе дает указания чересчур общие, если их не уточнить опытом.

Человек и впрямь похож на обезьяну: чем выше он залезает, тем больше он демонстрирует свою задницу.

Человеку недостаточно познать самого себя, нужно найти также способ, с помощью которого он сможет разумно показать, проявить себя и в конце концов изменить себя и сформировать.

Читай не затем, чтобы противоречить и опровергать, не затем, чтобы принимать на веру, и не затем, чтобы найти предмет для беседы; но чтобы мыслить и рассуждать.

Чрезмерная жажда власти привела к падению ангелов; чрезмерная жажда знания приводит к падению человека; но милосердие не может быть чрезмерным и не причинит вреда ни ангелу, ни человеку.

Чрезмерная откровенность столь же неблагоприлична, как совершенная нагота.

Чтение делает человека знающим, беседа — находчивым, а привычка записывать — точным.

Что, в сущности, дурного в том, что себя мой друг любит больше, чем меня?

Я знавал одного мудрого человека, который при виде чрезмерной не-спешности любил говорить: «Повременим, чтобы скорее кончить».


 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru