Мор Томас (1478—1535).
Цитаты, афоризмы, изречения - Англия

 

Мор Томас (1478—1535).

 

 

Родился в Лондоне в семье судейского чиновника. Был послушником в монастыре. В 1492—1494 гг. учился в Оксфорде, а затем в течение пяти лет изучал обычное право. В конце 90-х гт. Мор познакомился с выдающимся гуманистом эпохи Возрождения Эразмом Роттердамским и стал его другом до конца своих дней. (В 1508 г., находясь в доме Мора, Эразм написал свое самое выдающееся произведение — «Похвалу Глупости» — и посвятил книгу своему другу.) В 1510 г. Мор стал помощником лондонского городского судьи, в 1518 г. — членом Королевского совета, в 1525—1527 гг. - канцлером герцогства Ланкастерского, а в 1529—1532 гг. — канцлером Англии. Мор был католиком и признавал единственно законной церковной властью папу римского. Поэтому, когда король Англии Генрих VIII объявил себя главой англиканской Церкви, отколовшейся от католицизма, Мор отказался принести королю присягу в верности и в 1534 г. был заключен в Тауэр. Так закончилась блестящая административная карьера Мора.

Однако в историю Англии и человечества он вошел прежде всего как выдающийся мыслитель, гуманист и писатель.

Начал он с написания многочисленных антипротестантских трактатов, отстаивавших единство католической Церкви.

В 1510 г. им была переведена с латыни на английский язык биография Пико делла Мирандолы — выдающегося итальянского ученого и реформатора Церкви эпохи Раннего Возрождения. А в 1516 г. он написал свое самое известное произведение «Утопия», которое считается основополагающим трудом утопического социализма, получившего свое название от книги Мора. В 1531 г. он начал писать «Историю короля Ричарда III», оставшуюся незаконченной из-за ареста автора. Тем не менее «История короля Ричарда III» является одним из лучших произведений эпохи Возрождения в Англии. Недаром Шекспир обратился к ней как к источнику для своей хроники о короле Ричарде III.

Мор был обезглавлен в Лондоне. В 1935 г. был канонизирован католической Церковью и причислен к лику святых.

 

Все короли большей частью охотнее занимаются военными делами, чем благими мирными вещами; гораздо более пекутся они о том, как бы правдами и неправдами приобрести себе новые царства, чем о том, как достойно управиться с приобретенными.

В том, к чему надлежит стремиться и чего избегать, надобно следовать тому влечению природы, которое повинуется разуму.

Гордыня и жажда суетной славы и власти — вот та ядовитая змея, которая, раз проникнув в вельможные сердца, внедряется в них до тех пор, пока разобщением и рознью не сокрушит всего, что есть: ибо каждый стремится быть сначала вторым после первого, потом равным первому и, наконец, главным и выше первого.

Гордыня измеряет счастье не своими удачами, а чужими неудачами. Она даже не пожелала бы стать богиней, если бы не осталось никаких убогих, над которыми можно было бы ей властвовать и глумиться, только бы ее собственное счастье сияло при сравнении с их убожеством, только бы, выставив свои богатства, мучила она их и усиливала их бедность.

Если нельзя вырвать с корнем ложные мнения, если не в силах ты по убеждению души своей излечить давно укоренившиеся пороки, то все- таки не надо из-за этого покидать государство, подобно тому, как в бурю не надобно оставлять корабль, хотя и не в силах ты унять ветер.

Женщины обычно не по злобе, но по природе своей ненавидят тех, кого любят их мужья.

Здоровье есть само удовольствие или неизбежно порождает удовольствие, как огонь создает теплоту.

Кто во главе многолюдного общества место имеет, пусть не забудет того, что им самим и поставлен;

Должен на этом посту оставаться, конечно, не дольше, чем пожелает народ, его пригласивший на царство.

Кто робок от природы, тот не только сам не совершит каких-либо храбрых подвигов, но внушит еще страх.

Мудрец будет скорее избегать болезней, чем выбирать средства против них.

Не было такого страшного обвинения, для которого не находилось бы предлога.

Нисколько не справедливо за отнятые деньги отнимать у человека жизнь. Ибо ничто из того, что есть в мире, не может сравниться с человеческой жизнью... Бог запретил убивать кого бы то ни было.

Похищать чужое удовольствие, домогаясь своего, несправедливо.

Природой устроено так, что каждый обольщается своими делами.

Скорая возможность и вероятность побуждают человека посягать даже на то, о чем он и помышлять не смел.

Счастье заключается не во всяком удовольствии, но в честном и доб-ропорядочном. Ибо к нему, как к высшему благу, влечет нашу природу сама добродетель.

У государей нет места для философии.

Укравшего осуждают на весьма тяжелые и ужасные мучения в то время как гораздо более следовало бы позаботиться, чтобы ни у кого не было столь жестокой необходимости сперва воровать, а потом погибать.


 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru