Гоголь Николай Васильевич
Цитаты, афоризмы, изречения - Россия

 

 

Гоголь Николай Васильевич (1809—1852).

 

Родился в селе Большие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в семье небогатых помещи­ков. С 1821 по 1828 г Гоголь учился в Нежинской гимназии высших наук на Черниговщине, основанной князем А. А. Безбородко за год до его поступле­ния. Здесь у Гоголя проявилась любовь к литературе, театру и живописи. Окончив гимназию, он переехал в Санкт-Петербург. В 1829 г. опубликовал cpoii первый литературный труд «Ганс Кюхельгартен», который не имел ни­какого успеха. В 1831 г. Гоголь познакомился с Пушкиным, и >го оказало сильное положительное воздействие на станош1ение и развитие его творчества. В 1831 — 1832 гг. Гоголь написал «Вечера на хуторе близ Диканьки», сделавшие его литературной знаменитостью. После публикации сборников «Арабески» и ^Миргород» (оба — 1835) В. Г. Белинский имел основание назвать Гоголя «гла­вою литературы, главою поэтов».

В 1836 г на сцене Александринского театра был поставлен «Ревизор». По­становка пьесы вызвала у Гоголя глубокое разочарование, так как его соци­альная комедия была низведена до уровня водевиля. Он впал в глубокую деп­рессию и летом того же года уехал в Рим, где начал работу над романом «Мертвые души» (1-й том был опубликован в 1842 г.). Вскоре вышло четы­рехтомное собрание сочинений, в котором была напечатана и повесть «Ши­нель», ставшая, вместе с «Мертвыми душами», манифестом зарождающегося русского критического реализма.

Последуюшие годы прошли у Гоголя в религиозно-философских исканиях и осмыслении своего места и своих задач в жизни. Плодом этих исканий стали «Выбранные места из переписки с друзьями» (1847), представлявшие собою наставление всему русскому обш,еству и призыв к моральному обновлению. В 1848 г. он вернулся в Россию и продолжил работу над вторым томом «Мер­твых душ». Болезнь, творческое неудовлетворение привели к тому, что 12 фев­раля 1852 г. Гоголь сжег рукопись романа, а через девять дней после этого, впав в мрачное, непреходящее уныние, скончался.

Н. Г Чернышевский назвал Гоголя «мучеником скорбной мысли и благих стремлений».

Умер Гоголь в Москве.

 

 

 Архитектура — тоже летопись мира: она говорит тогда, когда уже мол­чат и песни, и предания.

Быть в мире и ничем не обозначить своего существования — это кажет­ся мне ужасным.

В литературном мире нет смерти, и мертвецы так же вмешиваются в дела наши и действуют вместе с нами, как живые.

Едва ли есть высшее наслаждение, как наслаждение творить.

Есть еще порох в пороховницах.

Женщине легче поцеловаться с чертом, чем назвать кого-то красавицей.

Искусство стремится непременно к добру, положительно или отрица­тельно: выставляет ли нам красоту всего лучшего, что ни есть в чело­веке, или же смеется над безобразием всего худшего в человеке. Если выставишь всю дрянь, какая ни есть в человеке, и выставишь ее таким образом, что всякий из зрителей получит к ней полное отвращение, спрашиваю: разве это уже не похвала всему хорошему? Спрашиваю: разве это не похвала добру?

Как ни глупы слова дурака, а иногда бывают они достаточны, чтобы смутить умного человека.

 

Когда человек влюбится, то он все равно что подогива, которую, коли размочишь в воде, возьми согни — она и согнется.

Кто уже кулак, тому не разогнуться в ладонь.

Молодость счастлива тем, что у нее есть будущее.

Несчастье умягчает человека, природа его тогда становится более чут­кой и доступной к пониманию предметов, превосходящих понятие че­ловека, находящегося в обыкновенном и вседневном положении.

Нет слова, которое было бы так замащисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко ска­занное русское слово.

Обращаться со словами нужно честно.

Поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это — огни, из него же излетевшие, передовые вестники сил его.

Произнесенное метко, все равно что писанное, не вырубливается топо­ром.

Разум есть несравненно высшая способность, но она приобретается не иначе, как победой над страстями.

Родник поэзии есть красота.

Страданиями и горем определено нам добывать крупицы мудрости, не приобретаемой в книгах.

Театр — это такая кафедра, с которой можно много сказать миру.

 

Чем истины выше, тем нужно быть осторожнее с ними: иначе они вдруг обратятся в общие места, а общим местам уже не верят.

Чему смеетесь? Над собою смеетесь!

 
 
     
 
     
 
     
@Mail.ru